Интервью

Евгений Горбунов, директор ЗАО "Агентство по сбору платежей": "Мы, в отличие от приставов, заинтересованы в конечном результате, оттого и процент взыскания у коллекторов в разы выше"

Евгений Горбунов, директор ЗАО "Агентство по сбору платежей": "Мы, в отличие от приставов, заинтересованы в конечном результате, оттого и процент взыскания у коллекторов в разы выше"
«Если должник не погасит задолженность – мы за свою работу не получим ничего. Поэтому мы, как никто другой, заинтересованы в конечном результате», - говорит Евгений Горбунов, директор екатеринбургского коллекторского агентства ЗАО «Агентство по сбору платежей», интервью с которым интернет-портал Коллекторы.ру публикует в преддверии очередного, прогнозируемого экспертами экономического кризиса – периода, в котором деятельность коллекторских агентств будет широко востребована.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Евгений Николаевич, профессия коллектора, мягко говоря, непопулярна в обществе. Можно ли как-то повлиять на сложившуюся ситуацию?

Евгений Горбунов: Коллекторская деятельность сродни деятельности судебных приставов. Но почему-то деятельность приставов идеализируют, о них снимают сериалы, а нас называют бандитами. Неужели это из-за того, что мы, в отличие от судебных приставов, находимся не на государственном окладе, а работаем за процент? Но ведь если должник не погасит задолженность, мы за свою работу не получим ничего. Поэтому мы, в отличие от приставов, заинтересованы в конечном результате, оттого и процент взыскания у коллекторов в разы выше, чем у службы судебных приставов.

Общий негативный фон создает информация, которая исходит от должников, хотя те люди, которые выступали заказчиками нашей деятельности, были и остаются нам очень благодарны. Например, нередки случаи, когда человек дал взаймы денежные средства своему знакомому, а тот не торопится их возвращать. Судебные приставы имущества у должника найти не могут, дорогой машиной он управляет по доверенности, проживает в коттедже, принадлежащем папе, и постоянного дохода у него нет. Всё, тупиковая ситуация. Судебный пристав возвращает спустя полгода – год исполнительный лист взыскателю и рекомендует забыть о задолженности. Кого, кроме должника, удовлетворит такой исход дела? Поэтому должникам и неприятно, когда мы занимаемся поиском имущества вместо судебного пристава, оказываем психологическое давление, различными креативными способами вынуждаем человека погасить задолженность.

Также негативный аспект нашей деятельности придают действия небольших коллекторских агентств, которые не дорожат своей репутацией и в своих действиях не чураются переступать закон. В борьбе с ними может помочь только лишь принятие закона о коллекторской деятельности.

Еще один немаловажный аспект: нередко должники ассоциируют нас с клиентами, которым они должны, но ведь не мы придумали большие ставки по кредиту или некачественно оказываем услуги ЖКХ, за которые не хочется платить, а получается, что весь негатив и претензии получаем именно мы.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Как в вашей компании строится работа с должниками в зависимости от сроков, объемов просрочки выплат, психологического портрета должника и прочих факторов?

Евгений Горбунов: В большей степени на построение работы с должником влияет сама природа возникновения долга. К должникам за коммунальные услуги мы применяем общие, массовые методы взыскания. Работа же с банковскими кредитами подразумевает индивидуальный подход к каждому должнику.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Какими правилами руководствуются специалисты вашей компании при работе с должниками?

Евгений Горбунов: Ввиду отсутствия специализированного нормативного акта, который не могут принять уже на протяжении без малого 10 лет, и в ближайшие 2-3 года его также не примут, в своей работе мы руководствуемся нормами Гражданского кодекса и иными общими нормативными актами.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Какие новационные моменты Вы можете выделить в проекте Федерального закона «О деятельности по взысканию просроченной задолженности»?

Евгений Горбунов: Есть несколько проектов данного закона, но мы в ближайшие 2-3 года не ждем принятия ни одного из них. Главная новелла, которую ожидают, наверное, все коллекторы, это расширение полномочий в сборе информации о должнике и о его имуществе. Не секрет, что судебные приставы не справляются со своей работой из-за большой загруженности. Так вот если бы право по сбору и обработке информации о должнике предоставили коллекторам, судебные приставы бы могли проводить взыскание более эффективно.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Евгений Николаевич, каков процент успешного взыскания долга у «Агентства по сбору платежей»? Что происходит с остальной частью заемщиков - осуществляется судебное взыскание?

Евгений Горбунов: Говорить о каком-то общем проценте взыскания сложно. Примерно за год работы нам удается взыскать от 30 до 60% задолженности. Часть задолженности вообще не подлежит взысканию, как правило, из-за неправильного оформления документов, либо асоциального образа жизни должника.

Отвечая на вторую часть вопроса, скажу по поводу судебной стадии: на Западе под коллекторской деятельностью подразумевается преимущественно внесудебное взыскание задолженности. В России же, в силу отсутствия четких механизмов досудебного воздействия на должников, коллекторы осуществляют полный комплекс работ по взысканию задолженности, в том числе и судебную стадию, и работу с судебными приставами.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Несколько слов об алгоритме работы коллекторского агентства с банком (покупка долга с дисконтом, работа за вознаграждение). Что выгоднее? Каков в среднем размер комиссии/дисконта?

Евгений Горбунов: Бывает по-разному. Если банк готов продать задолженность, а коллекторское агентство располагает денежными средствами, достаточными для покупки этого долга, то выгоднее приобрести задолженность с дисконтом и взыскивать самостоятельно. Дисконт устанавливается на усмотрение банка, бывает, что размер дисконта доходит до 80%. Величина комиссионного вознаграждения, в случае, если коллекторы работают по агентскому договору, составляет от 10 до 30%.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Может ли коллекторское агентство реструктурировать долг заемщика?

Евгений Горбунов: Все зависит от условий договора, заключенного с клиентом, и широты спектра предоставленных агентству полномочий. На практике, по согласованию с клиентом, агентство зачастую реструктуризирует задолженность.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Коллекторы требуют с должника оплатить только сумму долга или еще какие-то дополнительные комиссии?

Евгений Горбунов: Как правило, коллекторы взыскивают основной долг и проценты, набежавшие по нему. Бывают исключения, когда коллекторы также предъявляют требования по оплате расходов клиента на взыскание задолженности, в том числе и своих собственных услуг. Но на практике расходы коллектора относятся к расходам взыскателя. В этом мы кардинально отличаемся от западных стран, где все расходы по взысканию задолженности относятся к имени должника. Вот пример: во Франции, в стране с почти совершенным исполнительным законодательством, злостное уклонение от оплаты долга автоматически увеличивает размер долга в 2-3 раза. У нас, к сожалению, далеко не так. Поэтому в России выгоднее быть должником, чем взыскателем.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Куда жаловаться должнику на действия недобросовестных коллекторов?

Евгений Горбунов: В прокуратуру, так как специализированного органа, курирующего деятельность коллекторских агентств, на сегодняшний день не существует. Если коллекторское агентство состоит в какой-либо ассоциации, то можно обратиться с жалобой в эту ассоциацию. Хотя данная мера не будет иметь значительного эффекта, поскольку ассоциация не может как-либо наказать агентство, а может лишь рекомендовать компании исправить ошибки, допущенные в работе.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Антиколлекторы - насколько законна их деятельность?

Евгений Горбунов: Антиколлекторы в том виде, в каком они есть у нас, - это чисто российское изобретение. Это явление в духе нашего менталитета. Мы не считаем серьезным делом несоблюдение закона, когда нарушаем правила дорожного движения, или когда «забываем» оплатить налоги и штрафы, или несколько месяцев не платим за квартиру, потому что штрафы за неоплату по кредитному договору гораздо выше и нам выгоднее копить долг за коммуналку. На этой благодатной почве и расцветают антиколлекторские агентства. Меня лично удивляют люди, которые готовы отдать деньги за то, чтобы их научили, как, используя несовершенство законодательства, затянуть момент оплаты задолженности. Да, именно затянуть, а не освободиться полностью от долга. Поэтому, пока у нас будет считаться нормальным с этической точки зрения не отдавать долг, юлить и прятаться от кредитора, деятельность антиколлекторов будет существовать. Работа антиколлеторов абсолютно законна, они, как правило, сами раньше выступали коллекторами, и, зная слабые стороны и законодательные огрехи, «помогают» должникам.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Может ли суд списать долг или хотя бы сумму начисленных за просрочку выплаты штрафов?

Евгений Горбунов: Да. Как я уже говорил, наше законодательство отличается небывалой гуманностью и человечностью по отношению к должнику, и если суд посчитает, что сумма штрафных пеней несоразмерна сумме долга, то по своему усмотрению может списать часть пеней. «Соразмерность» - это сугубо эфемерное понятие, никак не подкрепленное законодательством, поэтому в одной и той же ситуации сумма пеней, взысканная по решению суда, может различаться в разы.

КОЛЛЕКТОРЫ.РУ: Спасибо за интервью!
Рекомендуем также
Добавить комментарий
    • winkwinkedsmileam
      belayfeelfellowlaughing
      lollovenorecourse
      requestsadtonguewassat
      cryingwhatbullyangry
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив